Золотая медаль Профессионального Конкурса БРЭНД ГОДА 2010
Номинация:
Социально ответственный брэнд.
Категория:
Активная социальная позиция
Премия в сфере банковских услуг и технологий «Банк года Беларуси»
Номинация:
Самый удобный интернет-банкинг
Победитель ежегодного конкурса
«Премия HR-бренд»
Проект «Биржа идей»
Время работы: круглосуточно.
Звонок бесплатный со стационарного телефона!
Белгазпромбанк
Покупка Продажа
1 USD
1.9570 1.9820
1 EUR
2.0830 2.1110
100 RUB
3.0200 3.0920
1 GBP
2.4100 2.5350
100 UAH
5.2000 7.6500
1 CHF
1.8050 1.9580
10 PLN
4.5400 4.7800
Подробнее
НБРБ
Стоимость
1 USD
1.9703
1 EUR
2.1019
100 RUB
3.0717
1 GBP
2.4834
100 UAH
7.6088
1 CHF
1.9498
Подробнее
Валюта Покупка Продажа

EUR/RUB

67.4 69.6

USD/RUB

63.4 65.4

USD/UAH

25.6 38

EUR/USD

1.052 1.076

GBP/USD

1.22 1.29

USD/CHF

1.004 1.095

USD/PLN

4.11 4.35
Подробнее
Введены в действие
02.12.2016 в 16:15, актуальны в настоящее время и применяются при условии совершения операций в устройствах ОАО «Белгазпромбанк»
Покупка Продажа
1 USD
1.9590 1.9800
1 EUR
2.0850 2.1090
100 RUB
3.0300 3.0900
EUR за RUB 67.5 69.5
USD за RUB 63.5 65.3
USD за EUR 0.931 0.949
Подробнее
Внимание! Для расчета используются наличные курсы обмена валют.
Если я продам
Получу
BYN -
BYR -
USD -
EUR -
RUB -
UAH -
PLN -
Подробнее
Я хочу купить
Отдам
BYN -
BYR -
USD -
EUR -
RUB -
UAH -
PLN -
Подробнее

Виктор Бабарико: «Нужно реагировать на тренды, а не на события»


18 мая 2014. Пресс-служба.
Белгазпромбанк по итогам I квартала 2014 года занял первое место в Рейтинге эффективности белорусских банков, который составляется информационно-аналитическим агентством "Бизнес-новости" с 2012 года. Методология, разработанная экспертами агентства, позволяет оценить качественную работу банков, то, как они справляются с изменениями условий ведения бизнеса, и отражает общую картину состояния банковской системы. 
Виктор Бабарико: «Нужно реагировать на тренды, а не на события»
 
На протяжении последних полутора лет среда благоприятствовала расцвету небольших банков, специализирующихся на потребительском кредитовании. В начале 2014 года ситуация кардинально изменилась – рамки, установленные Национальным банком, не позволили таким банкам продолжить рост. О том, какие последствия для банковской сферы будут иметь итоги I квартала и решения регулятора, принятые в начале II квартала, агентству "Бизнес-новости" рассказал председатель правления ОАО "Белгазпромбанк" Виктор Бабарико.
 
- Виктор Дмитриевич, с 1 января вступило в силу решение Нацбанка об ограничении прироста кредитного портфеля не более чем на 0,7% в месяц. Какое влияние оно оказало?
 
- Решение имело сложные последствия, потому что любое ограничение само по себе не может являться самоцелью. Вопрос – как данное решение трактовать. Мы исходили из того, что обозначенный темп роста является показателем для банковской системы в целом. И если у кого-то в силу определенных задач, поставленных собственниками и акционерами, темп роста будет 0,2%, а у кого-то он будет 5%, а в целом по системе — 0,7% то мы такую позицию поддерживаем. Есть и другая позиция, в отношение которой мы возражали – 0,7% по системе, значит, 0,7% должна быть у каждого банка. Я считаю, что наша стратегия, которая основана на анализе состояния портфеля системы, а не отдельного банка, и позволила нам за I квартал выполнить наши планы. Темпы роста Белгазпромбанка были выше, чем в целом по системе, но при этом мы сохранили качество кредитного портфеля. И я уверен, что это не противоречит целям и задачам макроэкономики.
 
- Но снизить темпы кредитования не получилось – рост по кварталу 5,1%. При этом рост просроченной задолженности по рублевым кредитам – 52,5%. 
 
- Потому что нельзя рассматривать темп роста задолженности, не беря за основу качественный характер этой задолженности. Цель регулятора была благая – не дать возможности раздувать бессмысленное кредитование неэффективных секторов экономики и предприятий. Почему же не разделить эти показатели? Проанализировать, какие сектора экономики являются неэффективными и для них вводить ограничения по недопущению роста? 
 
- Вместе с тем, нелогично, что с одной стороны принимается решение об ограничении объема кредитования, а с другой – настоятельно рекомендуют банкам снижать ставки по кредитам.
 
- Это беда не столько Национального банка, сколько в целом системы регулирования белорусской экономики. У нас каждое совещание решает задачу участников совещания. Мы собрались в Минфине, решаем задачу, которую нужно решать Минфину, собрались в Нацбанке, решаем задачу Нацбанка и так далее. Однажды на моей памяти была предпринята попытка привязать два показателя – темп роста зарплаты и темп роста производительности, но она завершилась ничем. Потому что как только сказали, давайте все-таки повышать зарплату соразмерно росту производительности труда, оказалось, что зарплату надо отбирать, а не повышать. А в экономике надо связать хотя бы показателей пять. Вот эта задача, с моей точки зрения, и является огромной проблемой. Сейчас мы решаем тактические задачи, а не стратегические. Я не понимаю, как можно делать проекты модернизации с высокими ставками и ограничением кредитов. Почему при инфляции, к примеру, в 16% курс доллара не должен превышать 10 500 рублей? 
 
- В конце апреля банки все-таки административно ограничили в максимальной ставке по кредитам для юрлиц. 
 
- На самом деле, что самое удивительное – успешные предприятия всегда имеют ставки ниже, чем рыночные. Лучшим клиентам никогда не предоставляются ставки 40% – они диктуют банку ставки, потому что они очень хорошие заемщики. Проблема не в том, что ставки по рублевым кредитам высокие, проблема в том, что умные не хотят брать такие кредиты. Поэтому эти ограничения вряд ли скажутся на эффективных предприятиях. А вот что касается неэффективных, это вызовет еще больший административный прессинг. То есть, если раньше банки пытались заложить риски в ставки, то сейчас у них этой возможности не будет. Они просто перестанут выдавать кредиты. 
 
- То есть кредитный портфель сожмется, а его качество ухудшится?
 
- Да. Рыночный механизм жесткий, но всё остальное намного дороже. Решения регулятора нужны, но в части сглаживания колебаний, системными могут быть правила, а не ограничения. Мы всегда пытаемся решить легкие задачи. Всегда легче ограничить, чем выделить неэффективные предприятия, выделить качественные показатели и отслеживать их взаимосвязь – это очень сложная задача, но это не значит, что ее не нужно решать. 
 
- Тем более, ведь колебаний и не было. Может ли снижение ставок по кредитам повлечь снижение депозитных ставок? Не поднимется ли очередная волна спроса на валюту, тем более, что многие ждут обвала курса сразу после чемпионата мира по хоккею? 
 
- У нас всё событийно — то МВФ, то ЕврАзЭС, то чемпионат мира. То есть, мы реагируем на события, а правильнее будет, если мы начнем реагировать на тренды. У нас открытая экономика, и если на основных экспортных рынках меняется курс, мы не можем не реагировать. Россия не переживает, что ослабляется курс ее национальной валюты. Почему мы запаздываем с реагированием, для меня не понятно. 
 
- В Белгазпромбанке есть ли тренд снижения рублевых депозитов?
 
- Клиенты очень четко понимают событийность решений в нашей экономике. Вы сами сказали, что до конца чемпионата мира по хоккею, наверное, ничего не произойдет. Соответственно и такое поведение – при стоящем курсе зарабатывать 37% в рублях – это хорошо. Нет шараханий из одного банка в другой. Сегодня объем длинных сбережений в белорусских рублях, естественно, очень маленький, в валюте – большой. Часть клиентов зарабатывает на депозитах, но они понимают событийность всего происходящего. А поведение должны быть продиктовано трендом, а не событием. И, мне кажется, задача государства – убедить страну, что у нас есть направление движения, что мы его четко придерживаемся. 
 
Было время, когда ставки по рублевым и валютным кредитам отличались всего на 5-7 процентных пунктов. Никто уже не помнит, но в 2010 – 2011 годах кредитовались под 9-11% в валюте и в 17% в рублях. И не было проблем. Почему? Потому что до 2011 года был длительный период предсказуемого и плавного движения. А сейчас мы не хотим обозначать тенденцию. 
Клиент очень умный и когда он читает одни новости, и видит решения, которые на фоне этих новостей принимаются, у него логически не укладываются полученная информация. Он понимает, что где-то что-то не работает и начинает теряться – либо врет статистика, либо меры, которые принимаются, не соответствуют потребностям времени. 
 
Не нужно уповать на то, что клиенты не понимают тенденции и не могут сопоставить между собой несколько показателей. Если есть проблемы на наших основных рынках сбыта, то вы можете говорить что угодно о стабильной ситуации, но никто этому не поверит. И когда человек видит, что продукция скапливается на складах, то ему бесполезно рассказывать о разгруженных складах. И если он работал раньше пять дней в неделю, а теперь четыре или три, а зарплата при этом растет, очень наивно думать, что он не поймет того, что долго такая ситуация продолжаться не сможет.  
 
- Решение по потребительским кредитам: ограничили ставкой – не помогло, сейчас сокращают путем необходимости предоставления справок. В то же время, якобы ограждая людей от необдуманных кредитов, решение не касается микрофинансовых организаций, которые выдают кредиты и под 500%.
 
- Опять же. Какова цель? Все всё понимают и рассчитывают на девальвацию, поэтому люди готовы брать кредиты. Оборачиваемость по таким кредитным портфелям колоссальная – люди взяли срочно и в течение месяца погасили. Никто не собирается платить под 100% ежемесячно целый год. 
 
Качество портфеля и качество заемщика – очень хорошая тема. На самом деле качество информации, предоставляемой в банк – это вопрос не менее серьезный и это то, чем надо заниматься. Намного правильнее и эффективнее было бы перенять опыт России – это использовать информацию, поступающую в ФСЗН. Где еще вы найдете более точную информацию о зарплате? Точно также можно воспользоваться информацией кредитного бюро, пусть бы банки могли получать такую информацию по запросу. А так потенциальные клиенты будут рисовать липовые справки, в результате проблему качества заемщика это не решит. 
 
Возможно, еще одна из целей решения по предоставлению справок – ограничить спрос на импортные товары.  Но проблему с плохой реализацией белорусских товаров надо решать иначе – начать с производства того, что буду покупать. 
 
Поэтому все эти меры имеют краткосрочный эффект. Объемы потребительского кредитования резко упали после принятия этого решения. А надолго ли? И к чему это приведет? Ведь снизится спрос, в том числе ведь и на белорусские товары. Это опять же говорит о решении какого-то отдельного показателя. Так как мы ситуативно реагируем, такой же ситуативный результат и имеем. 
 
- Сказываются ли на Белгазпромбанке санкции в отношении России? Изменились ли условия для привлечения внешнего финансирования? С учетом возможных санкций непосредственно в отношение Газпромбанка, предпринимаете ли вы какие-нибудь действия?
 
- Мы прошли очень долгий путь для того, чтобы четко дать понять нашим партнерам, что Беларусь – это не Россия, и Белгазпромбанк – это субъект хозяйствования Беларуси, несмотря на то, что Газпромбанк находится в числе наших учредителей. Наши акционеры подчеркивают следующую составляющую: Белгазпромбанк для Газпромбанка – финансово и экономически выгодный институт, решающий проблемы расчетов и только. Долгие годы работы убедили наших партнеров, что это так. И никто пока не отказывался подписывать с нами соглашения. Продолжаем работать с Международной финансовой корпорацией и Европейским банком, для нас не закрывали лимиты, мы продолжаем с ними рассчитываться и брать новые кредиты. 
 
Безусловно, влияние чувствуется – вопросов стало больше, что естественно. Мы все это разъясняем. И, конечно, принимаем во внимание возможные риски, которые может повлечь эта ситуация. Тем не менее, к Беларуси пока не то, что претензий — вопросов нет. Позиция, которую заняло руководство Беларуси в этих непростых условиях, чрезвычайно выверена. Поэтому я уверен, что здесь Белгазпромбанк будет ассоциироваться с позицией Беларуси.
 
- Каков Ваш прогноз на второй квартал?
 
- Результат I квартала говорит о том, что стратегия, которую мы приняли в конце прошлого года, правильная. То, что мы планировали и сделали – хорошо. Риски мы понимали, прогнозировали и реагировали. Второй квартал даже событийно, думаю, продет спокойно, резких скачков и колебаний пока не прогнозируем. А дальше второго квартала нет смысла строить прогнозы. Если говорить в целом о ситуации, я все же думаю, что второй квартал пройдет не хуже первого. 
 
Беседовала Ирина ЮЗВАК,
директор информационно-аналитического агентства «Бизнес-новости»,
Депозиты для физических лиц!

Депозиты для физических лиц!

Стабильный доход и гарантия сохранности Ваших средств.

Подробнее

Банковские карты

Банковские карты

Не упустите счастливую возможность стать обладателем платежной карты Белгазпромбанка

Подробнее

Переводы на карты других банков

Переводы на карты других банков

Переводы на карты VISA и MasterCard других банков через банкоматы Белгазпромбанка

Подробнее