Золотая медаль Профессионального Конкурса БРЭНД ГОДА 2010
Номинация:
Социально ответственный брэнд.
Категория:
Активная социальная позиция
Премия в сфере банковских услуг и технологий «Банк года Беларуси»
Номинация:
Самый удобный интернет-банкинг
Победитель ежегодного конкурса
«Премия HR-бренд»
Проект «Биржа идей»
Время работы: круглосуточно.
Звонок бесплатный со стационарного телефона!
Белгазпромбанк
Покупка Продажа
1 USD
1.9730 1.9860
1 EUR
2.1140 2.1280
100 RUB
3.0700 3.1220
1 GBP
2.4000 2.5700
100 UAH
4.9000 7.3000
1 CHF
1.8250 1.9700
10 PLN
4.5700 4.8200
Подробнее
НБРБ
Стоимость
1 USD
1.9696
1 EUR
2.1197
100 RUB
3.0833
1 GBP
2.5134
100 UAH
7.5464
1 CHF
1.9575
Подробнее
Валюта Покупка Продажа

EUR/RUB

67.8 69.1

USD/RUB

63.3 64.5

USD/UAH

27 40.4

EUR/USD

1.066 1.078

GBP/USD

1.21 1.301

USD/CHF

1.004 1.087

USD/PLN

4.1 4.34
Подробнее
Введены в действие
07.12.2016 в 14:20, актуальны в настоящее время и применяются при условии совершения операций в устройствах ОАО «Белгазпромбанк»
Покупка Продажа
1 USD
1.9750 1.9840
1 EUR
2.1160 2.1260
100 RUB
3.0800 3.1200
EUR за RUB 67.9 69
USD за RUB 63.4 64.4
USD за EUR 0.929 0.937
Подробнее
Внимание! Для расчета используются наличные курсы обмена валют.
Если я продам
Получу
BYN -
BYR -
USD -
EUR -
RUB -
UAH -
PLN -
Подробнее
Я хочу купить
Отдам
BYN -
BYR -
USD -
EUR -
RUB -
UAH -
PLN -
Подробнее

Человек года. Александр Мешков: хочу, чтобы БГК был визитной карточкой всей страны

02 января 2016. Прессбол.
Сергей Новиков задал все важные вопросы «Человеку года» по версии «Прессбола» — Александру Мешкову.

meshkov-1.jpg

Московская штаб-квартира «Газпрома» на улице Наметкина снаружи выглядит величественнее и грознее, чем изнутри. Кажется, в этом 35-этажном небоскребе изначально избегают роскоши напоказ, которая бьет наотмашь в офисе любого заштатного банка. Персонал на входе учтив и немногословен. Коридоры строги и неинформативны — большинство помещений обозначены лишь неподвластными пониманию стороннего гостя кодами из множества цифр. Впрочем, на седьмом этаже меня провожают к дверям, отличающимся табличкой с фамилией, инициалами и указанием должностей хозяина. Приемная Александра Анатольевича Мешкова габаритами скромна, равно как и его уютно обставленный кабинет. К очевидной прихоти здесь можно отнести разве что тематический гандбольный стеллаж. На заглавное место, затмевая сувениры и призы, связанные с историей брестского клуба, там выставлен игровой мяч, прозаично заляпанный мастикой для ладоней. На вопросительный взгляд посетителя следует красивый ответ: «Это тот самый, что отбил Пешич в серии послематчевых пенальти суперфинала чемпиона страны». Нам приносят кофе-чай с бутербродами. Лауреат прессболовской номинации «Человек года» зажимает звук в телевизоре, настроенном на канал РБК. И в течение долгого разговора ни разу не смотрит на часы.


ВНЕ ПРОТОКОЛА

— Возьметесь определить, какую долю гандбол занимает в вашем среднестатистическом газпромовском дне?

— Не возьмусь. Хотите, чтобы кто-то сказал: Мешков по несколько часов рабочего времени тратит на непрофильную деятельность?

— Ну, главное ведь, чтобы эта деятельность не страдала.

— Нет, здесь другое. На самом деле мое время, посвященное клубу, — это не физическая величина. Этим я просто живу. Иногда страдаю. Иногда радуюсь и получаю удовольствие. Общаюсь на любимые темы. Это лучшие из эмоций. Слово «мешковцы» в спортивном лексиконе — дорогое для меня достижение. Так мы сохранили память об отце. Так фактически продлили жизнь маме — ведь она активно участвует во всех наших начинаниях.

— Вы ведете повседневное оперативное управление брестским клубом дистанционно, из Москвы. Это сложно?

— Есть телефон, электронная почта, компьютер. Есть информационные ресурсы, и один из важнейших для меня — сайт вашей газеты. Проблем в коммуникации нет. Не скажу, что начинаю звонком в Брест каждый день. Но посмотреть портал клуба, всю информационную поляну прямо с утра, если нет неотложных дел, могу. И по мере необходимости общаюсь с мамой, с заместителями управляющего Николаем Хорошуном и Лидией Семеновой. Отношения с клубным офисом выстроены надежно.

meshkov.jpg


  — Победа в нашей новогодней номинации — хороший повод полюбопытствовать о том, чего мы не знали доселе. Хочу расспросить о круге ваших обязанностей и занятий непосредственно в компании. О сферах влияния и общения.
 
— Давайте не смешивать вопросы до такой степени. На темы спорта мы можем говорить без ограничений и напрямую. Обо всем, что связано с «Газпромом», вам следует общаться с его пресс-службой. Таковы правила. Поэтому ограничимся сугубо протокольной информацией. Я заместитель руководителя аппарата ОАО «Газпром», советник председателя правления компании Алексея Борисовича Миллера. У меня есть обязанности, связанные с Беларусью: вхожу в совет директоров «Белгазпромбанка» и возглавляю наблюдательный совет нашего дочернего предприятия «Газпром трансгаз Беларусь».


ОДНОТРУБНИКИ
 
 Есть выражение «жизнь на два дома». Правильно ли по аналогии назвать ваш режим жизнью на две страны?

— Я родился в Бресте. Там живут мама, наши родственники. Там могила отца. Приезжаю туда, как домой. Потом возвращаюсь сюда, в Москву. И на самом деле даже не замечаю границ. Для меня есть единое понятие родины. И даже не задумываюсь, какая это страна. Минск, Подмосковье, Дальний Восток — я просто там, где надо.

 Не подсчитывали, сколько раз в году бываете в Бресте?

— Есть дни, в которые приезжаю туда железно. Это 5 мая — годовщина смерти отца, когда мы проводим мемориальный турнир и собираем его друзей и учеников со всей Беларуси. Это мамин день рождения в октябре. Остальные визиты — по мере необходимости. Но соскучиться по Беларуси не успеваю. С тех пор как «Газпром» стал там стопроцентным владельцем газотранспортных сетей, через Минск, Брестскую крепость и Беловежскую пущу проехал практически весь его управленческий аппарат: руководители компании, директора российских и дочерних зарубежных подразделений.

 И кто ж их туда заманил?

— Ну, догадайтесь сами. Это было очень важным и правильным решением: вернуть белорусскую составляющую в единую схему газоснабжения, оставшуюся со времен СССР. Одна труба, один и тот же газ, по ней текущий, единые система диспетчеризации и персонал. Коллегам было интересно узнать, что за активы мы приобрели, какого уровня специалистов заполучили. Они были приятно всем этим впечатлены. Да и страна у нас интересная. Все сильно благодарили за те поездки.

— А вот для вас частые гандбольные посещения Бреста не превратились в рутинную производственную необходимость?

 — Команде проще, когда я рядом. Да на ее окружение это действует мотивирующее. И потом, откуда еще, как не с трибуны, видны результаты работы? Как еще оценить решение задач, которые поставил? Как понять, насколько люди соответствуют сделанным на них ставкам? Не знаю, какое слово здесь правильное. Но это не рутина, не обязаловка. Это важная часть процесса управления командой.

— Только с чего это вы решили, что в вашем присутствии ей проще?

— Давайте скажем иначе: спокойнее. На играх всегда сижу на одном месте. И всегда с площадки происходит его сканирование глазами.

meshkov-3.jpg


КАК НАДО ЖИТЬ

— Помните времена, когда гандбол стал реально серьезным элементом ваших мироощущений?

— Пожалуй, в четвертом классе. До этого пару лет занимался футболом. Играл в воротах. А потом в моей жизни появились гандбольная секция и тренер по фамилии Захаров. Тренировались мы в зале электролампового завода. Быстро появились какие-то кубки, грамоты как лучшему вратарю турниров. В девятом классе меня пригласили в столичное училище олимпийского резерва. Но родители сказали: стоять, бояться, учиться здесь. Так повелось в семье, что даже перед поездками на турниры необходимо было предъявить дневник с оценками. А ездили мы много: по Белоруссии, по соседним республикам. Помню, за Гродненскую область вратарем играл будущий ученик отца Володя Савко. А будущий олимпийский чемпион Жора Свириденко выступал по нашему возрасту за Минск. Мы, как правило, занимали второе-третье места в республике, после столичных команд. Потом, когда учился в десятом классе, отец взял меня в свою институтскую команду.

— А до этого Анатолий Петрович как-то влиял на ваш спортивный выбор?

— Напрямую — нет. Кроме футбола, я еще и плавание пробовал, и бокс. Но если вспоминать, то спорт я для себя открыл именно с гандбола. Всегда был рядом с командами отца. С Сашей Иусовым, с Мишей Трофименко, другими ребятами первых призывов. Там были мои кумиры. Потому, возможно, и ушел из футбола.

— Ваше детство было…

— …счастливым. Передо мной был отцовский пример того, как надо жить.

— Самое яркое из воспоминаний детства? Ведь истоки теперешнего понятия «мешковцы» где-то там…

— Вспоминать можно многое. И первую рыбалку. И первый выезд с командой, в который меня взяли. И первую поездку в Минск. А там — первый трамвай… Рядом с отцом возникало ощущение полнейшей надежности. Он преподавал в институте. Зарплата была скромной, рублей 110–120. И каждое лето он уезжал на шабашку. Там была команда умельцев-строителей. За пару месяцев они зарабатывали столько, что можно было год содержать семью. И мы с братом Сергеем через те бригады тоже прошли.

— Это на Белом озере?

— И там, и на месте теперешнего комплекса университета — помню, детский сад разбирали. И на турбазе маминой фабрики. Это были наши трудодни. Таскали ведра с раствором и кирпичи, забивали гвозди. Жили в строгом мужском коллективе. Утром подъем, вечером отбой — трудились с перерывами на обед и баню по субботам.

meshkov-4.jpg

— Спорт был общим увлечением вашей семьи. Отец — игровик широкого профиля, мама — хорошего уровня баскетболистка. Все ведь располагало к спортивным карьерам детей. Почему сложилось иначе?

— Родители настаивали, что надо учиться, набираться знаний и вставать на ноги в других сферах. Нашим спортивным приоритетам они противились. Наверное, потому что понимали в жизни больше нас с братом. А за отцовский брестский «пед» я успел поиграть на первенстве вузов даже против Каршакевича и Шевцова. Были в команде института физкультуры и другие знаменитости. Еще запомнил опорные броски Леонида Гуско — мяч свистел устрашающе…

Гандбол, кстати, все же сыграл важную косвенную роль в моей судьбе. Когда заканчивал школу и надо было выбирать варианты дальнейшей учебы, заболела мама. И медсестра, которая пришла делать ей укол, рассказала про сына, который учился в Орле, в военном училище связи. Мол, там и образование отличное, и есть возможность заниматься ручным мячом. Так я выбрал Орел. И все четыре года учебы играл в гандбол — мы сделали команду, побеждавшую на первенстве города. В таком спортивном статусе у меня был даже свободный выход через КПП училища. А дальше — все, игру закончил…

ТОЧКИ ОТСЧЕТА

— Вы нигде не рассказывали о военном отрезке своей биографии. Это специфика службы? Или вас про это просто никто не спросил?

— Наверное, еще не время подробных ответов.

— Хотя бы коротко.

— По окончании училища одиннадцать лет служил в группе спецназначения «Вымпел». Подразделение известное, рассказано и написано о нем уже немало.

— Читал. За плечами бурное время в горячих точках?

— Да. И оно не могло не наложить отпечатка на мои жизненные правила и принципы. По выслуге лет уволился из армии в звании полковника. Так что в этот кабинет пришел не клерком в белой рубашке…

meshkov-5.jpg

— Кто и когда первым высказал идею создания клуба в память об Анатолии Петровиче?

— В мае 94-го на могиле отца его друзья сразу сказали: будем проводить мемориальный турнир. И через год мы провели первый мемориал Мешкова. Сделали для этого все необходимое. Мне было тогда 32 года, возраст офицерского становления. Сергей начинал строительный бизнес. В чем-то помогли и наши единомышленники: тогда все команды приехали в Брест за свой счет. Турнир стал традиционным. Отголосками отцовской команды несколько лет были «Цветотрон», потом «Рубикон». Мы все прочнее становились на ноги. А тем временем в 2002 году выяснилось, что команда в Бресте на грани ликвидации — не было денег даже на взнос за участие в чемпионате страны. Это та отправная точка, когда мы сказали: берем все на себя. И начали создавать клуб.

Опирались на друзей и учеников отца. Вопрос о тренере решили в числе первых: был свободен Володя Савко. Сразу делали упор на игроков-белорусов. Привлекли Макса Нехайчика, Володю Костючика, других ребят. Большую организационную роль в то время взяла на себя мама. Поначалу мы слабо представляли, как клуб функционирует, что должен из себя представлять. В Бресте не было умелых менеджеров. Гандбол в Беларуси всегда был видом столичным. А ведь нам предстояло отвоевать позиции у Минска.

БРЕСТСКИЙ КОПИРАЙТ

— Как далеко простирались тогда ваши планы и мечты?

— Ну, ребята мы с амбициями. Команда отца никогда не становилась первой в Беларуси. А клуб его имени и этот титул, и Кубок страны довольно быстро взял. Но национальные достижения были минимальной задачей. Нарастало мясо, росли и аппетиты. Ведь просто существовать — неинтересно. Сейчас нисколько не смущаюсь, когда говорю о глобальной цели: выиграть Лигу чемпионов. Это будет не завтра, не послезавтра. Но, продвигаясь от рубежа к рубежу, мы совершенствуем клуб.

— В моем понимании БГК — уникальный для страны пример клуба, созданного на началах капиталистической предприимчивости.

— Капиталистической? Точнее назвать нашу предприимчивость все же белорусской.

— Этот опыт годен для перенимания?

— Вряд ли. И схема, и история здесь действительно уникальны. Механическому копированию не подлежат. Счастливое стечение обстоятельств, событий, людей — это все, что продвигает проект. Для повторения понадобится еще один условный Мешков. У него должны быть мотивы и возможности для действий. Все, что искусственно создается наемными работниками, без идей и эмоций в основе, развития не получит. Посмотрите на успешные клубные проекты в Беларуси. БАТЭ или футбольное «Динамо» — это прежде всего порождение эмоций, которыми живут их лидеры. А других примеров в стране и не знаю…

— Знакомы с Анатолием Капским?

— В основном наблюдаем друг за другом дистанционно. Но была и одна рабочая встреча. Когда общались, почувствовал родственную душу. Рад за него и за достигнутые БАТЭ результаты.

— Наверное, в имиджевом плане воспринимаете борисовчан как ваших конкурентов?

— Нет. Воспринимаю их как флагман, за которым надо следовать. БАТЭ и хоккейное «Динамо» — это образцы организации клуба, у них стоит учиться.


meshkov-6.jpg

— Ведь кое-в чем вы их опередили. Новую современную арену БГК заполучил первым.

— Василий Борисович Долголев, тогдашний брестский губернатор, идеей нашего клуба проникся сразу. И он пошел даже дальше меня. Сказал: а давайте-ка строить дворец! И даже написал бумагу Миллеру. Мне деваться было уже некуда. А Алексей Борисович дал согласие и обеспечил начальное финансирование стройки «Виктории». До этого площадки для проведения международных встреч у нас не было. Приходилось ездить на матчи еврокубков в Минск.

ДОМ У РАЗВАЛЕННЫХ ЧАСОВ

— Войти в «Викторию» для вас сейчас…

— …это как войти в свой дом. Тем более арена уже два года носит имя отца. Наконец-то привели ее в надлежащий порядок.

— Сказал бы: превратили в оазис. Только вот окрестный пейзаж не угнетает?

— Так там рядом прекрасный сквер. А если дальше — дворцы: ледовый и водный. Манеж, гребной канал… Много спортивных объектов.

— Что-то стоны из них раздаются…

— Извините, часовни не мы развалили.

— Точно не вы. Но нет ли призывов, не возникает ли желания поучаствовать в восстановлении?

— Слушайте, мы делаем то, за что взялись. А на большее не претендуем. Надо со своим разобраться. Вот просят взять под опеку женскую гандбольную команду. Отвечаю: давайте управимся с мужской, а потом посмотрим в сторону женской. Будет она жива к тому времени — возьмемся решать вопросы. Пока же мы выстраиваем клубный функционал. Повторюсь: так сложилось, что гандбол — столичный вид спорта, все лучшие специалисты были сосредоточены в Минске. В Бресте пришлось воспитывать их с нуля, привлекать энтузиастов, которым игра не безразлична. За тринадцать лет сделали много: команду, у которой есть дом, инфраструктуру клуба, менеджмент, медицинскую службу. Идем дальше через пробы и ошибки. Минскому «Динамо», когда оно становилось чемпионом, мы уступали не в подборе игроков, а в организации дела. Наращивание этого ресурса — главное и сейчас.

meshkov-7.jpg

— Вы замахиваетесь на выигрыш Лиги чемпионов. Через знак равенства пишем: большие деньги, бюджет. Вы ведь все чаще говорите, что клуб должен зарабатывать. Подозреваю, речь не о полной самоокупаемости…

— А вы знаете в гандболе самоокупаемые клубные проекты?

— Их нет. Отсюда вопросы. В какой мере клуб способен покрывать расходы? Что меняется в этом направлении?

— Появилась должность заместителя управляющего по вопросам маркетинга. И Лидия Семенова, и приглашенный в связке с ней Иван Караичев — это менеджеры с принципиально новым для клуба восприятием задач. У них богатый опыт работы в хоккейном «Динамо». Однако механически применить его в периферийных брестских условиях было невозможно. К слову, им самим надо было полюбить город, ощутить себя брестчанами. И этот ментальный перелом потребовал времени — месяца четыре у меня хватало серьезных претензий в их адрес. Но сегодня видны реальные результаты работы. Клуб должен зарабатывать и иметь подушку безопасности, чтобы реагировать на вызовы тревожного времени. Такая постановка задач дисциплинирует людей. Это не тот случай, когда есть мешок денег, а вы приходите с целью их потратить. Мы стали делать праздник. Брестчанам интересно приходить на наши игры за деньги. А платный вход — это ведь в определенной мере и фактор, дисциплинирующий болельщика.

Прежде мы большинство билетов просто раздавали. Но когда даром, то и отношение соответствующее: кто-то пришел, а кто-то и передумал. Этот сезон — первый с продажей электронных билетов и проходом через систему турникетов. Когда мы ее ввели, скептики пророчили: вы получите пустой зал. 3300 зрителей недавно на «Чеховских Медведях» — вот им ответ! В феврале на датском «Скьерне» прогнозирую не просто полные трибуны, но еще и очереди желающих туда пасть. И не факт, что пройдут все. Наши услуги покупают. А эти деньги идут не в карман. Мы сразу вкладываем их в тот же дворец. Появилась копейка — закупаем хлопушки, декорируем арену, набираем группу поддержки. Слушайте, этих мелочей море! Деньги тратятся на удовольствие. Например, на фан-шоп. Клубная атрибутика сейчас высокого качества и богата по ассортименту. И за этим тоже вложения клуба. Это уже элемент взаимодействия с болельщиками. Они платят нам, мы платим им.

Деньги — источники для развития социального пространства вокруг команды. При этом на наши матчи бесплатно приходит детвора — около четырехсот занимающихся в центре олимпийского резерва. На все матчи Лиги чемпионов привозим наших подшефных из Бычемлянского детского дома. Плюс на трибуне есть социальный сектор — там скидки для студентов, ветеранов, пенсионеров. Это первые наметки билетной программы. В следующем сезоне она будет более гибкой. Но она уже есть! Из крупиц создается восприятие дома. Когда приходишь первый раз — и хочется еще. Так и прирастаем болельщиками. Это ответ на вопрос, для чего надо больше зарабатывать.

СТОЛИЧНЫЙ ВОПРОС

— Кажется, теперь понимаю, почему год назад вы расстались с толковым менеджером и симпатичным человеком Анатолием Петруковичем.

— Ну, во-первых, он уже немного перерос должность замуправляющего, которую занимал. А во-вторых, действительно хотелось поправить крен в управленческой ментальности. Сидеть на экономии и выдавать это за наше главное достижение — непродуктивно. Важно не стремление меньше тратить. Надо больше зарабатывать, чтобы тратить больше!

— Зазвать к себе Лидию Семенову было сложной спецоперацией?

— Мне никто ее не рекомендовал. Сам отслеживал информационное пространство. Когда узнал, что Лидия Анатольевна уже не работает в хоккейном «Динамо», попросил устроить мне встречу с ней. И мы сразу обо всем договорились. Забавно, что совершенно случайно очевидцем тех наших переговоров стал господин Субботкин, у которого она уже не работала…

meshkov-8.jpg

— БГК становится все более броским элементом социально-культурной жизни Бреста…

— Это меня не устраивает.

— ?

— Хочу, чтобы клуб был визитной карточкой всей страны. Как «Веспрем» в Венгрии. На его матчи приезжают отовсюду. Вот и мне хочется, чтобы в Брест на классный гандбол стремились болельщики со всей Беларуси.

— Вам не везет с географией. «Веспрему» проще.

— Ничего-ничего. Истинные болельщики уже едут. Из Минска, Барановичей, Кобрина. Пусть еще не так массово. Но результат и этой работы вы увидите. Область — первый рубеж. Сближаться с Минском тоже будем.

— Сближаться с Минском — значит там играть?

— Нет. Минчане должны поехать в Брест. Столица белорусского гандбола сегодня у нас, хотя это утверждение и не всем понравится. Думаю, мы еще многое сможем сделать с теперешней менеджерской командой. Уйма планов. Хотя вектор уже задан. Появились передача на областном телевидении, программа в интернете, совершен прорыв в социальных сетях…

КУРСОВЫЕ РАБОТЫ

— Вспомните самый сложный для вас этап в управлении клубом.

— Тот год, когда мы первый раз проиграли чемпионат «Динамо». Шла смена поколений игроков, смена тренеров и людей в администрации. Понадобилось время на перезагрузку, которая заняла пару лет. Когда тренер Алексей Пчеляков сказал, что собирается в Москву советоваться с Владимиром Максимовым, как обыграть «Динамо», мне стало ясно: пора расставаться. Появление литовских специалистов было данью необходимости. Мы перебрали всех кандидатов из россиян и белорусов. Сразу скажу, что вели переговоры и со Спартаком Мироновичем, и с Юрием Шевцовым, но оба ответили на предложения отказом.

Нам важно стало попробовать что-то новое в части методик, а заодно и получить коммуникацию с Европой, заявить там о себе. Прибалтийцы со знанием русского языка могли помочь развернуть курс. И мы этого добились. Была реакция на авторитет и главного тренера сборной Литвы Гинтараса Савукинаса, и олимпийского чемпиона Вальдемараса Новицкого в роли нашего спортивного директора. Как развитие этой тенденции появился Желько Бабич. Можно по-разному к нему относиться, но сейчас он стоит во главе не последней в мировом рейтинге сборной Хорватии. При расставании мы подарили Желько роскошный брестский ковер…

— Ковер-самолет?

— Нет, он висит у него на стене. Желько смотрит и нас вспоминает. Без Бабича точно не было бы уровня, на который команда вышла сегодня. Это тренер, под имя которого к нам ехали классные игроки. А приглашение Сергея Бебешко — очередной шаг вперед. Сергей Васильевич хорошо знает наш гандбол, давно держал в поле зрения ситуацию. И мы договорились о сотрудничестве практически сразу.

— У Бебешко репутация человека ершистого, порой не слишком покладистого.

— Это нормально. Более того, это меня устраивает. Его высказывания надо читать между строк. Весь смысл всегда заложен там. Обратил на это внимание, когда он тренировал еще «Динамо».


meshkov-9.jpg

— Ну, в этом отношении вы с ним очень похожи.

— Перед Бебешко поставили задачи. Он их решает. Все необходимое для этого мы обеспечим. А вмешиваться в работу тренера нам ни к чему. Ясно, что в ближайших планах усиление состава. Теперь игроки идут к нам уже и под имя тренера, и под бренд БГК. Имею в виду определенные имиджевые наработки клуба. Приглашая легионеров, мы учитываем, что людям нужны определенное питание, набор условий в раздевалке, быстрый интернет, удобное жилье. Мама, к примеру, приложила колоссальные усилия, чтобы команда качественно питалась. Она подобрала поваров, отследила кухню. Теперь наши совместные обеды — это некий элемент «командности». Кирпичики в стену, еще сотня метров на пути в Лигу чемпионов.

— Руководитель клуба может иметь игроков-любимчиков, о которых отзывается с особыми симпатией и теплотой?

— Нет, пожалуй. Делю спортсменов всего на две категории: кто-то делает работу хорошо, а кто-то — плохо. Предпочитаю здесь профессиональный подход с набором требований и обязательств.

— Очевидно, что ваш брат Сергей с течением времени отошел от активного управления клубом.


— У него родились трое детей. И он стал больше заниматься их воспитанием и основной работой.

ГАНДБОЛЬНАЯ ДОЛЯ

— С окончанием сезона завершается срок действия спонсорского соглашения «Газпрома» с интернациональной гандбольной СЕХА-лигой. Конъюнктура в мировой экономике осложняется. Не угаснет ли на таком фоне интерес российской компании к этому проекту, в который вовлечен и наш БГК?


— За два дня до вас в этом кабинете побывал директорат СЕХА-лиги. Мы вели переговоры относительно продления спонсорского контракта на новый срок. Высказали балканским гостям определенные замечания, и они уехали выполнять домашнее задание. В середине февраля посмотрим, как справятся.

— В чем суть пожеланий?

— Лиге нужна программа развития. Сейчас оно затормозилось. Образовалась прослойка слабых клубов, из-за которых интерес к турниру падает. Так мы можем потерять топ-команды уровня «Веспрема». Надо радикально поменять подход к комплектованию. Самый очевидный шаг — добиваться включения в лигу двух сильных словенских клубов. Следующий ход — наладить ротацию по спортивному принципу с вылетом худших и включением новых. Возможно, на конкурсной основе.


meshkov-10.jpg


— И все же: не остывает ли интерес к лиге в Москве? Ведь раньше важна была ее витринная привязка к газотранспортному проекту «Южный поток», а сейчас он свернут.

— Европейский рынок в любом случае остается профильным для нас. Спортивные проекты на территории Европы сохраняют социальный смысл и имиджевый вес. И сейчас эта работа имеет совершенно конкретные перспективы. Более того, образно говоря, лежат на полке и дозревают замыслы под условным девизом «Запад — Восток». Ведь, помимо Европы, есть еще Китай, Индия, Корея, Япония…

— Не секрет, что и основное финансовое обеспечение брестского клуба берут на себя белорусские дочерние подразделения «Газпрома»…

— До конца сезона клуб обеспечен. Все необходимые для этого ресурсы находятся уже в Беларуси. Правда, впервые столкнулись с необычной ситуацией. Мы никогда не имели никаких налоговых преференций и всегда рассчитывались с государством как любой субъект хозяйствования. Но сейчас от нас потребовали заплатить еще и налог со спонсорских вложений. Прежде такого не было. То есть клуб, который самостоятельно развивает инфраструктуру, содержит дюжину игроков национальной сборной, должен сделать дополнительные отчисления в бюджет. Прилагаем усилия, чтобы освободиться от этого. Обратились в федерацию, там тоже стараются помочь. Но пока эта неувязка, увы, не разрешена.

МАЙКА БЕЗ НОМЕРА

— Вне привязки к гандболу вспомним ваши лидерские роли в ОАО «Газпром трансгаз Беларусь», в «Белгазпромбанке». Первая компания не устает спонсировать национальные сборные по нескольким видам спорта, поддерживает телевизионные спортивные проекты. Оба бренда напрямую ассоциируются и с рядом резонансных социально-культурных проектов. Что из них наиболее дорого и интересно вам?

— Мы затянем разговор, если возьмусь за подробное перечисление. Давайте скажу о программах благотворительного фонда «Шанс». Его начинал банк, а сейчас подхватил белорусский «Трансгаз». Только в этом году больше полутора сотен детей с нашей помощью обрели шанс победить онкологические заболевания или тяжелые болезни суставов. Мы уже профинансировали приобретение аппаратуры для создания в масштабах страны компьютерной автоматизированной системы для диагностики глухоты у детей.

Или еще. Как брестчанин с детства трепетно отношусь к нашей крепости. К семидесятилетию Победы там открыли вторую очередь мемориального комплекса. У белорусского «Трансгаза» есть программа его долгосрочной поддержки. В России давно реализуется проект «Газпром — детям». Два года назад запущен его аналог в Беларуси. В долевом участии с облисполкомами возводим спортивные комплексы для детей в Мозыре и Орше, где компактно проживает наш персонал. На очереди другие регионы. А вспомните турнир детских хоккейных команд клубов КХЛ в Минске в канун чемпионата мира! В Витебске, знаю, до сих пор добрым словом вспоминают корпоративный газпромовский фестиваль «Факел», который был там два года назад. У нас социально ориентированная компания. И в Беларуси такая ответственность возложена именно на наш «Трансгаз».

meshkov-11.jpg

— Все минчане с нетерпением ждут дня, когда над синим забором на пересечении проспекта Независимости и улицы Филимонова начнет расти обещанный газпромовский небоскреб.

— Прежде чем появится «над», очень многое должно быть заложено «под». «Газпром трансгаз Беларусь» — заказчик этой стройки. И я, понятно, в курсе всех дел. Финансирование обеспечено. Работы идут согласно графику и плану. Мы заканчиваем выбор генподрядчика. Это будет одна из ведущих мировых компаний с опытом высотного строительства. Ведь главное здание комплекса поднимется на 185 метров. Это, кстати, выше московской штаб-квартиры. И в декабре 2018 года вы в законченном виде увидите эту новую визитную карточку Минска и его несомненное украшение.

— Кажется, мы много лет были недостаточно дотошны в интересе к вашей личной жизни…

— А знаете, сейчас самое время о ней спросить. Прежде всего я — счастливый отец. 23 июня у меня родилась дочь, София Александровна Мешкова. Прекрасная супруга Инга и Бог дали мне ребенка. И это главное мое достижение. Мы уже свозили девочку в Брест, на юбилей моей мамы.

— Уж и не в «Викторию» ли заодно?

— Нет, туда пока не доехали. Но слюнявчики и пеленки у нее из нашего фан-шопа. С мешковской символикой. Клубная майка с фамилией — тоже.

— Какой набили игровой номер?

— Слушайте, да разве может быть там номер? У принцессы?


Сергей НОВИКОВ (Москва — Минск), Геннадий КОЗЛОВСКИЙ (фото)

Источник
Переводы на карты других банков

Переводы на карты других банков

Переводы на карты VISA и MasterCard других банков через банкоматы Белгазпромбанка

Подробнее

Банковские карты

Банковские карты

Не упустите счастливую возможность стать обладателем платежной карты Белгазпромбанка

Подробнее

Депозиты для физических лиц!

Депозиты для физических лиц!

Стабильный доход и гарантия сохранности Ваших средств.

Подробнее