Золотая медаль Профессионального Конкурса БРЭНД ГОДА 2010
Номинация:
Социально ответственный брэнд.
Категория:
Активная социальная позиция
Премия в сфере банковских услуг и технологий «Банк года Беларуси»
Номинация:
Самый удобный интернет-банкинг
Победитель ежегодного конкурса
«Премия HR-бренд»
Проект «Биржа идей»
Время работы: круглосуточно.
Звонок бесплатный со стационарного телефона!
Белгазпромбанк
Покупка Продажа
1 USD
1.9600 1.9800
1 EUR
2.0730 2.0910
100 RUB
3.0300 3.0900
1 GBP
2.4100 2.5350
100 UAH
5.2000 7.6500
1 CHF
1.8050 1.9580
10 PLN
4.5400 4.7800
Подробнее
НБРБ
Стоимость
1 USD
1.9703
1 EUR
2.1019
100 RUB
3.0717
1 GBP
2.4834
100 UAH
7.6088
1 CHF
1.9498
Подробнее
Валюта Покупка Продажа

EUR/RUB

67.1 69

USD/RUB

63.5 65.3

USD/UAH

25.6 38

EUR/USD

1.048 1.064

GBP/USD

1.22 1.29

USD/CHF

1.004 1.095

USD/PLN

4.11 4.35
Подробнее
Введены в действие
05.12.2016 в 08:55, актуальны в настоящее время и применяются при условии совершения операций в устройствах ОАО «Белгазпромбанк»
Покупка Продажа
1 USD
1.9620 1.9780
1 EUR
2.0750 2.0900
100 RUB
3.0400 3.0880
EUR за RUB 67.2 68.7
USD за RUB 63.6 65
USD за EUR 0.941 0.953
Подробнее
Внимание! Для расчета используются наличные курсы обмена валют.
Если я продам
Получу
BYN -
BYR -
USD -
EUR -
RUB -
UAH -
PLN -
Подробнее
Я хочу купить
Отдам
BYN -
BYR -
USD -
EUR -
RUB -
UAH -
PLN -
Подробнее

С 20-летием, Белгазпромбанк!


27 сентября 2010. Пресс-служба.
Информационное агентство «Интерфакс-Запад» в день 20-летия Белгазпромбанка опубликовало на своем сайте интервью с Виктором Бабарико. Председатель правления ОАО «Белгазпромбанк» рассказывает историю успеха банка, выдает секреты бизнеса и антикризисные рецепты сохранения конкурентоспособности на фоне периодических проблем в белорусско-российских отношениях.

— Виктор Дмитриевич, судя по всему, вам все еще интересно руководить Белгазпромбанком, которому исполняется сегодня 20 лет, а вашему председательству в нем – 10. Почему вам это интересно до сих пор?

— C Белгазпромбанком прожито 15 непростых, но замечательных лет, из них 10 лет – я председатель правления. Мне интересна такая совместная жизнь, потому что банк всегда разный. С другой стороны, в своей основе банк ориентирован на негосударственный сектор экономики и на формирование в Беларуси среднего класса, что отвечает моим личным устремлениям и амбициям. Сочетание таких базовых принципов с динамичной трансформацией банка и создает те условия, в которых интересно и увлекательно работать каждый день. Кто-то скажет, что 15 лет жить в таком темпе, с таким драйвом, достаточно тяжело. И, наверняка, будет прав. Но мы по-другому не умеем. Мы – молодая страна, молодая демократия и молодая рыночная экономика. Поэтому меня этот драйв устраивает.

— Вы упомянули о циклах в развитии банка. Каковы основные этапы его трансформации в одного из лидеров финансового рынка?

— Готовясь к 20-летию банка, мы оглянулись на пройденный путь и увидели характерные 3-5-летние циклы в его развитии. За все это время банк менялся 6-7 раз. Первый этап в жизни банка – 1990-1994 годы – рождение финансового учреждения на фоне развала огромной страны и общей вседозволенности. Следующие 3 года, на которые приходился пик развития частного белорусского капитала, мы существовали как банк «Олимп» с крупнейшими частными акционерами. Именно тогда пришло понимание, что мы сформировались как банк. Потом изменились условия и оказалось, что крупного частного бизнеса в республике, наверное, не будет. Тогда была выработана идеология совместного белорусско-российского банка для обеспечения расчетов за газ, что было серьезнейшей проблемой конца 90-х годов. Акционерами банка стали Газпром, Газпромбанк, белорусское государство и Белтрансгаз. С другой стороны требовалось сохранить ориентацию на малый и средний бизнес. Этот этап, в том числе решение проблемы расчетов за газ, был завершен в 2000 году. В то время мы были слишком малы как банк для полноценного обеспечения работы акционеров, но четко уловили тенденцию увеличения роли малого и среднего бизнеса на постсоветском пространстве. В период до 2005 года мы формулировали идеологию работы с малым бизнесом как основным клиентским сегментом. И убеждали в этом акционеров. Тогда же удалось найти очень серьезную поддержку на внешних рынках и мы стали крупнейшим в Беларуси частным заемщиком у ЕБРР, МФК. Но дальнейшее развитие сдерживал ограниченный собственный капитал банка, невозможность масштабирования. Мы стали убеждать акционеров, что «размер имеет значение». Этот этап завершился построением новой автоматизированной банковской системы на процессном принципе и согласием российских акционеров увеличить уставный фонд Белгазпромбанка с $30 млн до $180 млн. Акционеры приняли разумное решение и внесли инвестиции двумя траншами по $75 млн. С 2008 года и по настоящее время продолжается этап развития с качественно иными возможностями.

— В чем суть данного этапа развития Белгазпромбанка и каким вы видите банк в перспективе?

— Посткризисный мир представляет собой новую реальность, которая свидетельствует: наш целевой сегмент – малый и средний бизнес - оказался наиболее гибким и приспособляемым к кризисным явлениям. По моему мнению, ни одна крупная корпорация не в состоянии обеспечить подобную адаптацию. На своем опыте мы убедились, что малые предприятия, очень быстро укрупняясь, тем не менее, на определенном этапе, приходят к реструктуризации или вступают в партнерство с более мелкими компаниями. Растущий негосударственный бизнес не становится настолько крупным, чтобы утратить подвижность. Именно эта реальность сейчас осознается нами и именно в Беларуси она живет, побеждает и имеет перспективу. Готовность ответить вызовам этой реальности представляет собой данный этап развития Белгазпромбанка. Сегодня нашу основную клиентскую базу уже нельзя назвать «малый и средний бизнес». Я уверен, что вскоре это понятие вообще уйдет из обихода, трансформируясь в понятие «негосударственного сектора». Белгазпромбанк сейчас представляет собой банк негосударственного сектора экономики, который будет расти за счет вовлечения в него активов, традиционно принадлежавших государству. Возможно, что сегмент, в который входят наши акционеры, будет также приватизироваться. Речь идет не столько о транспорте газа, сколько о генерирующих мощностях, внутриреспубликанских распределительных предприятиях. Это вопрос времени. И тогда Белгазпромбанк вновь станет новым банком, обеспечив соединение идеологии негосударственного банка с идеологией банка, обслуживающего энергетический сектор. Я абсолютно уверен, что на этой основе к 2013-2015 году в Беларуси сформируется новый клиентский сегмент и от нас потребуются усилия, чтобы осознать и удовлетворить его потребности.

— Как это скажется на активных операциях банка?

— Сейчас наш кредитный портфель очень хорошо диверсифицирован, аккуратно «разбит» по отраслям. В идеальном портфеле доля одного из секторов не должна превышать 25-30%. Учитывая огромный энергетический блок и необходимость сохранения структуры портфеля, мы должны стать достаточно велики, чтобы сохранить эту структуру портфеля на новом этапе активного вхождения в негосударственный энергетический сектор. Остальные 70% должны включать финансирование в равных долях торговли, промышленности, услуг. На эти 4 основных блока мы будем опираться в перспективе.

— Что станет залогом конкурентоспособности с учетом таких амбиций Белгазпромбанка?

— В первую очередь, безусловно, акционеры. Они определяют импульс и ставят глобальные задачи. Но вся тактика повышения конкурентоспособности зависит непосредственно от нас. Например, на внешних рынках мы никогда не финансировались под гарантии наших акционеров - Газпрома и Газпромбанка. Лидерство может обеспечить адекватное формирование клиентской базы на основе идеологии, которую исповедует банк. Наша продуктовая линейка предусматривает кредиты от нескольких сот долларов до десятков миллионов долларов. Мы очень хотим дать 500 долларов тому, кто видит себя Биллом Гейтсом. И очень не хотим давать десятки миллионов тем, кто видит себя крупным и застывшим монополистом. Клиенты нашего банка, надеюсь, разделяют именно такой взгляд на свое будущее. Второй непременной составляющей успеха является команда. Динамичная, амбициозная, талантливая и несамоуспокоенная. В Белгазпромбанке просто работать - этого мало.

— Что вы считаете своим главным достижением, как глава банка? И в чем заключаются ваши личные амбиции на этом поприще? Вы измеряете их личным благосостоянием?

— Конечно, существует некий объем материального вознаграждения, который должен быть достоин моих амбиций. Но дело не только в деньгах, у материальной мотивации есть предел, в том числе и с точки зрения рынка. Моим главным достижением было бы создание такой клиентской базы и команды банка, у которых совпадают видение, взгляды на жизнь, есть ощущение того самого «нашего». С другой стороны, а надо ли это? На такое внутреннее противоречие я не знаю ответа. Но знаю точно, что Белгазпромбанк никогда не станет банком, где сидят «солидные бобры», обслуживающие только газовый поток. Личные амбиции как главы банка могут показаться парадоксальными – я хочу сформировать в банке внутренний мотор, который бы работал и без меня. Этим я бы действительно гордился.

— Как вы считаете, банк развивался все эти годы «благодаря» или «вопреки»? Можете ли вы сказать, что банк, в котором почти 100% акций принадлежит группе «Газпром», является полностью независимым в своем бизнесе от местного административного ресурса?

— «Благодаря», «вопреки» и пресловутый «административный ресурс» – все это среда, в которой мы ежедневно работаем. Посмотрите на серфингистов: когда волна высокая - тогда на гребне. Когда волна ерундовая – плаваешь вдоль берега. Но плыть все равно надо. Мы развиваемся, стараясь максимально учитывать среду в своих действиях и находить самые выгодные варианты. Мы приспосабливаемся эволюционно и тем самым, оказываем влияние на саму среду. Например, мы все 20 лет своего существования доказываем, что малый бизнес – это эффективно. Система 16 лет убеждала себя в обратном. Но ведь мы только укрепились как банк за все годы существования и нашим опытом можно воспользоваться. Что касается независимости…мы как институт, безусловно, зависимы от акционеров, системы, среды. Но мы прекрасная демонстрация независимости банковского сектора, так как в нем присутствуют разные группы банков, зависимых от своих учредителей.

— Неужели Вам не могут позвонить из правительства и сказать: «Вот такому-то срочно выдай льготный кредит!»?

— Я не могу ограничить право человека позвонить и сказать, что надо что-то сделать. Но есть ограничения, которые на меня накладывают акционеры, законодательство, эффективность. Наша задача в такой ситуации объяснить предел наших полномочий и возможностей и, с другой стороны, идти по инстанциям, которые позволяют решить проблему. Так было всегда. Мы очень внимательно прислушиваемся к такого рода просьбам и делаем все возможное для того, чтобы их выполнить. Но нам нельзя приказать. Нам может приказать только регулятор в рамках своих полномочий, законодательство и акционеры.

— Сказываются ли на работе Белгазпромбанка обострения в двусторонних белорусско-российских отношениях, которые отмечены в последнее время? Оказывает ли это негативное влияние на бизнес банка или на бизнес его клиентов?

— К сожалению, время от времени такие обострения случаются, но мы изначально заняли позицию вне конфликта. Мы долгое время были банком, в котором участие Беларуси и России было сбалансированным, и на нас кризисы в белорусско-российских отношениях влияют в той же степени, что и на остальных субъектов хозяйствования, без какой-либо специфичности. За эти годы банк не раз продемонстрировал свою минимальную зависимость от этих проблем. С другой стороны, мы своим существованием демонстрируем эффективность экономического диалога между Россией и Беларусью. Несмотря на то, что 2 года назад мы стали банком, в котором преобладает российский капитал, дух сбалансированности остался неизменным. Сейчас в совете директоров Белгазпромбанка присутствует только 1 представитель белорусской стороны, но на сегодняшний день не было принято ни одного решения, против которого голосовала бы белорусская сторона. Мы все равно пытаемся найти компромисс, так как мы белорусский субъект хозяйствования. В качестве примера приведу новый проект, который мы реализуем совместно с компанией «Газпром нефть» по поставке в Беларусь нефти. С августа Белгазпромбанк предоставляет необеспеченную гарантию на оплату сырья для Мозырского НПЗ и Беларуснефти. Это существенно удешевляет стоимость поставок, так как не используются кредитные ресурсы, а банк получает только комиссионные за предоставленную гарантию. Проект предусматривает, что покупатель нефти рассчитывается за сырье после продажи нефтепродуктов. В ближайшей перспективе мы планируем выйти на объем предоставления гарантий для каждого импортера нефти, который соответствует нормативу кредитования на одного заемщика, в Белгазпромбанке это порядка 40 млн евро. Ранее «Газпром нефть» поставляла нефть белорусским импортерам на условиях предоплаты.

— Возникают ли в деятельности Белгазпромбанка проблемы из-за сосуществования в одной банковской системе рыночно-ориентированных банков с частными учредителями и госбанков? Или это удачный симбиоз в операционной среде и они дополняют друг друга?

— Сейчас в белорусской банковской системе четко видны 3 банковские группы: «тройка» крупных госбанков, еще 6-7 серьезных игроков с иностранными учредителями и все остальные. Я считаю, что сопоставлять деятельность частных банков и госбанков в принципе невозможно. Действуют различные принципы организации бизнеса и целей. При этом влияние государства в банках вне «тройки» становится все менее заметным. Белгазпромбанк сейчас находится в первой «тройке» в группе иностранных банков, между которыми существует жесточайшая конкуренция на белорусском рынке. У нас есть амбиции выйти на лидирующие позиции в этой группе по динамике основных показателей и эффективности бизнеса. Но для нас валовые показатели не являются приоритетами. Нас больше волнуют качественные показатели деятельности.

— Какую динамику активов на среднесрочную перспективу в связи с этим вы прогнозируете?

— Мы вряд ли мы поддержим в дальнейшем сверхвысокие темпы прироста активов, на уровне 40%, которые были характерны для последних лет, в том числе и для 2010 года. Необходимо отметить, что такие темпы и ранее не планировались. Но уже нужно думать о запуске механизма торможения, потому что при таком темпе банк может потерять в качестве активов. Гонка за валовыми показателями приводит к снижению требований по эффективности и качеству портфеля.

— Вас не смущает, что ожидаемое «замедление» не совпадает с планами роста экономики Беларуси в ближайшую пятилетку?

— Мы трезво оцениваем рост страны и не исходим из принципа: «Неважно как растет, главное, как считаем». Мы считаем правильно. По моему мнению, к запланированным показателям роста национальной экономики надо относиться очень осторожно. На самом деле, для экономики Беларуси является большим благом то, что запланированные показатели не были выполнены в 2009 году и недовыполняются сейчас. Все-таки это попытка соответствовать реальности. Представьте, до какого уровня выросла бы дебиторская задолженность, если бы все безоглядно гнали вал в соответствии с планом. Вот очевидный пример: складские запасы, по статистике, сократились, а денег больше не стало – выросла дебеторская задолженность. Как будто-то никто не подозревает, что продукцию отгрузили на другие склады…Если бы экономика росла запланированными темпами, то денег стало бы еще меньше. Нельзя возводить в абсолют праздничные показатели.

— Неужели вы предрекаете вторую волну кризиса в экономике Беларуси?

— Ни в коем случае. Я не считаю кризис длительным или перманентным. Кризис давно прошел, но он изменил структуру экономики, требования к предприятиям. Сейчас испытывают проблемы только те, кто ожидает возвращения докризисной реальности. То, что называют «второй волной» кризиса – это еще один урок для тех, кто застрял в той, прежней реальности, основанной на безудержной накачке экономики ресурсами. Но, к сожалению, Беларусь не приняла исчерпывающих мер, чтобы оправиться от, так называемой, «первой волны» кризиса. Проблема в том, что власти ждут немедленного результата от принимаемых мер. Мы 16 лет строили систему экономики и добились своего, создав соответствующую структуру. Сейчас стали очевидны ее слабые места. Раздаются голоса: «Давайте за 2 месяца все изменим!». Но за 2 месяца можно только разрушить то, что создавалось 16 лет, построить заново за этот срок невозможно. Власти сейчас удивляются: «А почему это предприниматели так недоверчивы, ведь принято столько хороших решений?». А предприниматель будет еще полгода-год присматриваться, ведь его приучили: «высунешься и по башке получишь».

— Сейчас белорусские банки все активнее продвигают услугу рефинансирования кредитов, ранее выданных другими банками. Как вы относитесь к этому бизнесу?

— Рефинансирование ранее выданных другими банками кредитов довольно скользкая тема. Почему-то законодательство запрещает это делать самому банку по своим кредитам. Считается, что это плохие кредиты, если сам их рефинансируешь. Но при этом разрешается рефинансировать кредиты, выданные иными банками, и значит, у другого банка были хорошие кредиты. Банки, которые активно стали этим заниматься в последнее время, в первую очередь, направлены на завоевание клиентской базы. Такая тактика рациональна, если на данном этапе от банка не требуется высокая эффективность при поставленной цели увеличения клиентской базы. В краткосрочном плане это может быть интересно и клиентам. Этот механизм может способствовать и развитию секьюритизации долгов. Однако здесь существует угроза, которая стала одной из первопричин глобального финансового кризиса – банки-продавцы кредитов с легкостью снижали требования к заемщикам, потому что кредиты «все равно купят», а покупатели долгов надеялись на оценку рисков банками и смело покупали. В результате все провалились. Для нас это не является продуктом. Это возможность, но это не продукт.

— В чем смысл для банка в активной благотворительной деятельности? Сколько банк потратил на эти цели за 20 лет? Это PR или социальная ответственность?

— Мы тратим на благотворительность столько, сколько можем. Около 3 лет назад процедура оказания благотворительной помощи была ужесточена. Необходимость одобрения этих расходов на общем собрании акционеров значительно снизила нашу гибкость в этом вопросе. Мы рассматриваем благотворительность не как социальную ответственность или как обязанность. Это естественная потребность, которая наступает у организации и человека на определенном этапе развития. По инициативе ОАО «Белгазпромбанк» и людей, связанных с ним был создан благотворительный фонд «Шанс», в который каждый жертвовал по мере своих возможностей. Через небольшое время этот фонд вышел за пределы банка. На сегодняшний день, на каждый рубль, переданный в фонд сотрудниками банка, приходится более 3 рублей, привлеченных извне. Это не PR, мы фонд не продвигаем, не ассоциируем с Белгазпромбанком.

— Когда центральный офис Белгазпромбанка переедет в достойное его статуса здание и каковы инвестиции учредителей в эту недвижимость? Почувствуют ли клиенты, что их стали лучше обслуживать?

— Да. Мы будем строить новый офис Белгазпромбанка в сверхпопулярном месте города Минска – в районе Национальной библиотеки, около Московского автовокзала. Архитектурный проект напоминает знаменитый газпромовский «карандаш», но в тоже время является уникальным архитектурным решением. Это будет многофункциональный комплекс площадью свыше 50 тысяч кв. метров, включающий офисный центр, банковские помещения, апарт-отель, физкультурно-оздоровительный комплекс, сопутствующую инфраструктуру. С помощью проектантов мы попробуем построить самое интеллектуальное здание в Беларуси. Сейчас получены все разрешения, на площадке начаты предстроительные работы. По оптимистичному прогнозу мы переедем в 2013 году. На самом деле это один из наиболее крупных инвестпроектов, который реально воплощается в строительной отрасли Беларуси – его стоимость превышает $50 млн. Мы не привлекаем заемные средства для реализации проекта, источником финансирования является собственный капитал Белгазпромбанка. Акционеры понимают, что это нужно делать, соответствующие инвестиции утверждены программой развития банка.

Виталий ЖАГОЛКИН,
ИА "Интерфакс-Запад"

Переводы на карты других банков

Переводы на карты других банков

Переводы на карты VISA и MasterCard других банков через банкоматы Белгазпромбанка

Подробнее

Депозиты для физических лиц!

Депозиты для физических лиц!

Стабильный доход и гарантия сохранности Ваших средств.

Подробнее

Банковские карты

Банковские карты

Не упустите счастливую возможность стать обладателем платежной карты Белгазпромбанка

Подробнее